About Press Copyright Contact us Creators Advertise Developers Terms Privacy Policy & Safety How YouTube works Test new features Press Copyright Contact us Creators. Ротвейлер поведение и дрессировка, характер У нас ротвейлер, кобель, 1,5 года. Укусил меня за лицо, когда полезла к нему обняться (знаю, сама дура). Ротвейлер: азы дрессировки (породы собак на Зооклубе) Собаки Взяли на пмж ротвейлера года. Вроде нашли общей язык, но он игнорит команды.
ротвейлер 1 5 года
Главная >> Ротвейлера

Ротвейлер поведение и дрессировка, характер ротвейлера

Продолжительность. Такая способность у щенков ротвейлера вырабатывается не ранее 6 месяцев, а у некоторых вплоть до 1 года. Следует помнить, что любое научение - вещь.

У меня было два ротвейлера, которые различались между собой, наверное, по самой важной характеристике собаки. Одному можно было доверять, а другому нет. Первого ротвейлера я купил на птичьем рынке и назвал его Барс. Заниматься с ним было легко и просто, и был он стабильно послушной собакой, с которой я спокойно гулял без поводка вдоль дорог, не понимая, что это опасно в любом случае.

После того как мы выучили команду «место» я стал обучать его охране вещи исполняя роль и хозяина и фигуранта. Особо я не усердствовал, но, тем не менее, свободную охрану вещи он делал со мной очень красиво.

В то время я несколько лет жил в деревне, фигурантов там не было, вот я и развлекался подобным образом. Привязанный на цепь он кидался на чужих, да и на прогулке в поле или лесу порывался охранять нас от посторонних. Делал он это, без какого либо обучения, но при этом сохранял адекватность и вменяемость.

Когда я вернулся в Москву и занялся опять дрессировкой собак помню своё общее впечатление от всех ротвейлеров которые приходили тогда заниматься, это были очень простые для дрессировки на охрану собаки. В то время как раз только начался бум на охранных собак и было много частной дрессировки, с пожеланием от новых русских: «Сделайте мне зверя, а все проблемы с покусами я сам разрулю».

Практически у всех ротвейлеров была хорошая полная хватка на первом занятии. Подход к ним был прост и примитивен. Подошёл, ударил прутом по плечу и дал рукав и всё собака полной пастью на рукаве. И где то на втором третьем занятии во время хватки можно было бить собаку ногой по плечу или в грудь, а прутом или пластиковой бутылкой по голове или спине.

Управлению, послушанию в защите надо было учить, но первый этап, хватка, без проблем. То же самое можно сказать и про Барса. Когда надо было приучать его работать на разных фигурантов, можно было спокойно отломать от кустов около площадки несколько прутьев в два пальца толщиной и выдать их совершенно неподготовленному человеку.

Установка начинающему фигуранту ставилась такая: «Собака привязана, иди к нему, ори на него, бей как хочешь, только в глаза ему не коли этими прутьями. У тебя минуты, короткий интенсив и потом дашь ему хватку». В то время я иногда развлекался следующим образом, когда я лежал на диване и смотрел телевизор, ротвейлер залезал на диван и ложился мне на грудь лапами и мордой.

Я протягивал ладонь к Барсу, так как будто он лежит на охране вещи, и он рычал. Меня тогда это забавляло, получалось, что вроде как собака свирепо рычит на сбитого с ног и прижатого к земле человека. Однажды, когда я так игрался с ним, я почувствовал, что он рычит, не когда я протягиваю руку, а просто когда я двигаюсь.

Фактически игра перешла в реальность, он просто не давал мне пошевелиться и рычал около моего лица. Ощущение очень неприятное, но я дал ему команду «место» и он сразу спрыгнул с дивана и пошёл на своё место. Больше я никогда с ним так не играл, понял, что теряю контроль над собакой.

И что интересно, никогда, никаких проблем с ним на тему кто в доме хозяин больше не было. То, есть собака была очень стабильная. Он признавал меня за хозяина, потом я выучил его вести себя агрессивно в стандартной ситуации, после этого пошла генерализация агрессии, так как я вовремя одумался, наши отношения вернулись к исходному положению и далее никаких проблем.

Когда я слышал, что ротвейлер кого-то покусал, хозяина или членов его семьи я думал, что это просто бред, что какие же эти люди, если их собака их же и кусает. Тем не менее, такие случаи были. К сожалению, в шесть лет Барс умер от онкологии и через несколько лет я взял взрослого отказного ротвейлера.

Звали его Джим, и это была совсем другая собака. Пожрал он всех и хозяина, и его жену и их дочь. Трудно сказать, что здесь имело решающее значение генетика или условия воспитания. В три месяца он бросился с дивана в лицо дочери и вцепился ей в губу. Ей было на тот момент лет пятнадцать, и она была серьезным человеком, но отлупить собаку мама ей не дала.

Далее хозяин его иногда дразнил и хвалил за злобу, а иногда бил за то, что пёс на него рычит. Получается, что и условия воспитания провоцирующие, но ведь и первый эпизод уж очень рано. Так что всё тут смешалось и генетика и воспитание. И не последовательные запросы к собаке хозяина и попустительство хозяйки, которая его любила и не позволяла вовремя наказывать.

В итоге он бросился на их дочь сзади в коридоре и чуть не снял с неё скальп, но хозяин вовремя его оттащил. Много было разных эпизодов, и решили они его отдать. Я взял его себе, думал, что справлюсь. На тот момент я эту собаку не видел уже года полтора и при встрече я поразился, какой же он толстый.

Пёс был откормлен настолько, что у него брюхо висело, намного ниже уровня грудной клетки и голова казалась непропорционально маленькой. Есть он не хотел и смотрел не ласково. Посадил его в вольер и стал ждать, когда он возьмёт у меня корм из рук.

Ждать пришлось две недели, и жалко мне его не было. Через две недели слегка похудев, собака стала, есть из моих рук. Стал с ним заниматься послушанием, и постепенно он разработался, стал выполнять команды. Однако, другие дрессировщики мне говорили: «Он смотрит тебе в спину, когда ты отворачиваешься, он тебя пасёт, когда ты отходишь, он не отрывает взгляд от тебя, рано или поздно он бросится», но я не обращал на эти слова внимания.

Через месяц забрал его из питомника домой в городскую квартиру и поначалу всё было тихо и спокойно. Ещё через пару месяцев тихой жизни он укусил меня за ногу. Было это так, сижу я за столом, смотрю телевизор и шью себе рукав из пожарного шланга, а собака спит под столом, положив голову мне на ногу.

Полная идиллия. Я взял и убрал ногу, из под его головы, то ли нога устала, то ли хотел сходить за ножницами, и тут же сразу почувствовал, что мне ногу ошпарили кипятком. Сначала даже ничего не понял, а когда до меня дошло, что он жуёт мою ногу, сунул руку ему в рот и попытался его открыть.

Ротвейлер переключился на кисть моей руки, но так как я начал уже орать на него и, вскочив, схватил стул свободной рукой, он меня отпустил. Конечно, я зажал его в угол и попинал стулом, но сдаваться он не собирался. Для меня было совершенно очевидно, что победить его в этой ситуации можно было, только избивая стулом не смотря ни на какие последствия и будучи готовым просто его убить, если он не сдастся.

Но идти до конца я был не готов, поэтому и оставил его в покое. Прошло полтора года, всё это время я занимался с ним ОКД, катался зимой на нём на санках, но не занимался с ним защитой, дабы ситуация не вышла у меня из под контроля. Когда, я наконец занялся с ним защитой, как и следовало ожидать кусался он без проблем и с различными усложнениями и при этом сохранялось послушание и уважение ко мне.

Показателен такой эпизод, после того как я съездил с ним к председателю клуба ротвейлеров где он числился, она в разговоре с бывшей хозяйкой оценила его психологическое состояние следующим образом. Всё это закончилось следующим образом. Пришёл я с ним на площадку, вернее приехал на нём, дело было зимой, и пошёл его привязывать к забору, а рядом метрах в десяти был привязан кобель овчарка, с которым я собирался заниматься на защиту.

Пока я шел мимо него, эти два кобеля начали рычать друг на друга, и вот когда я стал Джима привязывать, он вцепился мне в кисть левой руку. Я настолько опять уже доверял этой собаке, что снова не сразу понял, что происходит. Я не испугался, а удивился, сказал резко «фу» и стал открывать ему рот другой рукой, он преспокойно переключился на правую руку.

Мне казалось, что это какое-то недразумение и я принялся левой рукой освобождать свою правую руку. Только когда он переключился опять на левую руку, я понял насколько это серьёзно. Он вообще никак не реагировал на слова и вел себя как машина, в одном и том же темпе кусал клыками меня за руки.

Даже не помню, как я от него отцепился и отошел метров на шесть к окопу два стола разной высоты с расстоянием между ними где стояли санки и лежали рукава. Стою там, прихожу в себя, оцениваю ситуацию, обе руки покусаны и надо как-то собаку прицепить на поводок, и добираться домой через лес.

Причём всю ситуацию оцениваю, как свершившуюся и закончившуюся. Оказалось, это ещё не всё. Вижу, он идёт ко мне медленно, напряженно, но с некоторым ускорением, причём смотрит на меня в упор, пристально и сконцентрировано. Понимаю, что идёт эта тварь опять кусаться и беру в одну руку санки, а в другую намордник.

После команды стоять он остановился и когда я выставил ему намордник на вытянутой руке он спокойно вошёл в него мордой и дал мне его застегнуть. Как же повезло, что он был полностью приучен прежними хозяевами к наморднику, и относился к нему совершенно спокойно.

У меня даже не было желания его наказывать, это уже не имело ни какого смысла. В этот момент я для себя чётко решил, что либо я его усыпляю, либо пристраиваю куда-нибудь на охрану. Нельзя держать в квартире собаку, которой невозможно доверять.

Конечно, далеко не все ротвейлеры отморозки, в любой породе есть разнообразие типов поведения. Есть среди них очень спокойные, флегматичные собаки, есть мягкие и доброжелательные к посторонним, но есть также и собаки, ведущие себя с человеком на равных и стремящиеся делать то, что они считают нужным, уверенно отстаивающие свои права.

Часто владельцы ротвейлеров, не могут правильно понять свою собаку. Кто-то видит агрессию в безобидной игре, а кто-то не считает проблемой то, что щенок кусается, когда его берут на руки. Поэтому, одни хозяева занимаются неоправданным подавлением своего щенка, а другие распускают до безобразия, точно такого же щенка и потом пожинают плоды «гуманизма».

Хотя какой тут гуманизм сначала распустить собаку, а потом когда она стала опасной от неё избавиться. Из всего выше изложенного ни в коем случае не следует, что ротвейлер это плохая порода и не следует брать щенка ротвейлера, если вы решили завести собаку.

Я много занимался дрессировкой ротвейлеров и общее впечатление от породы самое положительное. Тем не менее, ротвейлер собака серьёзная и не прощает ошибок в воспитании. Красивые описания характера ротвейлера типа «добрый малый с преданной душой и бесстрашным сердцем» приятны для чтения, когда вы только выбираете породу или только недавно стали счастливым обладателем щенка, но они сбивают с толку и мешают вам правильно оценить вашу собаку и возможные трудности в её воспитании.

Ротвейлер спокойная и уравновешенная собака. Поэтому, часто производит обманчивое впечатление на своего владельца. Непослушание и недостаток контроля со стороны дрессировщика у ризена, добермана или овчарки холеричного типа видны сразу и создают неудобство для владельца, поэтому вынуждают его добиваться подчинения и управляемости от своей собаки.

Это с одной стороны проблемно, с другой очень наглядно и информативно.


Рост в холке: 61 – 68 см для кобеля и 56 – 63 см для суки. Средняя продолжительность жизни: 11 – 12 лет. Потребность в прогулке: от 1,5.
Развитие ребенка в полтора года - Что должен уметь малыш в 1,5 года.

Поделиться:

Leave a Reply